Кто зарабатывает на слежке спецслужб за россиянами?

В рамках «пакета Яровой» в России продолжается внедрение СОРМ-3:  высокотехнологичного оборудования для слежки за интернет-траффиком, которое обязаны устанавливать все провайдеры. Как и все репрессивные инициативы последних лет, это требование для одних россиян обернется посадками и разоренными бизнесами, а для других — баснословными барышами. Рассказываем, как рынок чекистской прослушки позволил создать канал по перекачке миллиардов рублей в и без того раздутые карманы российских олигархов.

Как спецслужбы разоряют провайдеров

Аббревиатура СОРМ расшифровывается как  «Система технических средств для оперативно-розыскных мероприятий». Первый тип таких систем, СОРМ-1 появился еще в 1996 году и использовался для прослушивания телефонных переговоров. СОРМ-2 предназначен для перехвата интернет-трафика. Согласно закону, все российские провайдеры обязаны подключать соответствующее устройство к своему оборудованию, чтобы спецслужбы могли получить доступ к переписке их клиента. Этим устройством управляют сотрудники ФСБ при помощи пульта, установленного в их ведомстве. Провайдер не знает об их действиях и не имеет доступа к этому траффику.

Устанавливать прослушку дозволяется лишь с разрешения суда и только в отношении лиц, которых подозревают в совершении преступления (или тех, кому может быть нечто известно о преступниках).

СОРМ-3 – более совершенная система. Она уже умеет не только перехватывать трафик абонента, но и накапливать его, и хранить, так что спецслужбы могут получить к нему доступ на протяжение длительного времени (максимальный срок – 3 года). СОРМ-3 требует более сложного оборудования, среди которого емкие системы хранения данных (СХД) и устройства для глубокого анализа трафика (DPI). Согласно закону Яровой, операторы связи обязаны устанавливать оборудование для СОРМ, при чем делать они это должны за свой счет.

С 1 октября 2018 года провайдеров обязали хранить весь трафик абонентов на протяжение месяца, а также переписку пользователей, включая аудио- и видеосообщения, в течение полугода. Кроме того, они также должны ежегодно увеличивать емкость своих хранилищ на 15% на протяжение 5 лет. В связи с ударом, нанесенным по экономике пандемией коронавируса, с последним требованием операторы, правда, получили отсрочку до сентября 2022 года. Их также избавили до того времени от необходимости хранить тяжелый контент и видеотрафик.

Несмотря на это цена покупки СОРМ-3 и СХД все равно остается неподъемной для множества маленьких провайдеров. По словам президента ассоциации «Ростелесеть», объединяющей  195 операторов связи, Олега Грищенко, общая стоимость такого оборудования может составлять от 5 миллионов до сотен миллионов рублей. Операторы, у которых количество абонентов измеряется тысячами, такие траты позволить себе неспособны.

В конце марта более 50 провайдеров домашнего интернета из Москвы и Подмосковья получили уведомления о том, что будут подвергнуты штрафу за отсутствие оборудования СОРМ. В декабре 2020 года штрафы за это правонарушение увеличили  с 30- 40 000 до 100–200 000 рублей, а в случае их неуплаты у провайдера могут отозвать лицензию.

«Многие небольшие провайдеры, скорее всего, будут вынуждены отказаться от услуг передачи данных из-за требований «закона Яровой»», — полагает Грищенко.

Бенефициарами «пакета Яровой», в свою очередь, оказались крупные интернет-провайдеры, которые разом избавятся от сотен конкурентов, и поставщики СОРМов. Стоило одиозному законопроекту вступить в силу, как выручка производителей прослушки подскочила на десятки, а то и сотни процентов (то есть, на миллиарды рублей). По интересному «стечению обстоятельств», большая часть рынка оборудования для СОРМов контролируется холдингом «Цитадель», с недавнего времени принадлежащим олигарху Алишеру Усманову.

Как строили «Цитадель» для олигарха Усманова

Основателем холдинга «Цитадель» стал бывший киберспортсмен Антон Черепенников. В юности Черепенников профессионально играл в  в Quake и Counter Strike, а затем решил переключиться на менеджмент киберспортивных команд и договорился о возрождении одного из самых титулованных клубов в России – Virtus.pro.

В 2015 году 32-летний Черепенников обратился в принадлежащий Алишеру Усманову USM Holdings с предложением инвестировать в создание крупнейшей в Восточной Европе киберспортивной инфраструктуры – финансирование чемпионатов, проведение мероприятий, спонсирование Virtus.pro. Тем настолько понравилась эта идея, что они выделили на нее беспрецедентные в истории российского киберспорта $100 миллионов.

В том же, 2015 году, Черепенников вместе с несколькими партнерами основал холдинг «Цитадель», который объединил две телекоммуникационные компании («Основа Лаб» и «Малвин Системс»), выпускавшие оборудование для государственной интернет-прослушки.

После принятия «закона Яровой» «Цитадель» начала активно поглощать компании, способные выпускать СОРМы, которые отвечают требованиям Минцифры (таковых в России насчитывалось всего 7).  В 2016 году в состав «Цитадели» вошла компания «МФИ Софт», в 2018 – новосибирский «Сигнатек», один из крупнейших конкурентов, остававшихся у нее на рынке компьютерной прослушки.

Покупка «Сигнатека» позволила «Цитадели» начать выпускать не только следящие устройства, подключаемые провайдеры к своим сетям, но и те самые пульты, с помощью которых СОРМами управляют в ФСБ.

«Чтобы заниматься криптографией, работать над пультовой частью, которая продается ФСБ, мы купили «Сигнатек», у которого как раз есть нужные лицензии и опыт работы с военной приемкой», — признавал в интервью сам Черепенников.

По мере роста корпорации в ее руководство также входило все больше высокопоставленных силовиков. В 2017 году должность вице-президента «Цитадели» занял Борис Мирошников, экс-глава управления «К» МВД, много лет занимавшийся борьбой с киберпреступностью в России. Широкой общественности, впрочем, Мирошников запомнился не своими успехами на этом поприще, а конфликтом с предпринимателем Евгением Чичваркиным, обвинившим его в организации атаки на компанию «Евросеть» и попытке рейдерского захвата своей продукции.

Отметив выходом на пенсию свой 60-й день рождения, к нему присоединился генерал-лейтенант в отставке Сергей Ефремов, до того возглавлявший центр специальной техники ФСБ.

Перечисляя бывших сотрудников спецслужб, занявших кресла в президиуме «Цитадели», газета «Коммерсант» выделила генерал-полковника в отставке Александра Иванова (ранее возглавлял Госкомсвязь), генерал-полковника милиции в отставке Бориса Мирошникова (экс-глава бюро специальных и технических мероприятий МВД) и Эдуарда Островского (Герой России, вице-президент «МФИ Софт» и бывший член правления «МегаФона»).

В конце 2018 года Черепенников объединил «Цитадель» и другие принадлежащие ему предприятия – группу компаний «Форпост», занятую системной интеграцией, и группу «Криптонит» (она занимается разработками в области криптографии и инвестициями в технологические стартапы) — в единый «ИКС Холдинг». В общей сложности «ИКС Холдинг» сейчас состоит из 23 IT-компаний.

В мае 2020 года группа USM Алишера Усманова объявила о приобретении 100% акций «ИКС Холдинга». По итогам сделки «ИКС Холдинг» стал подразделением «USM Телеком». Черепенников получил в «USM Телеком» должность операционного директора, а заодно кресло в совете директоров «Мегафона», также принадлежащего Усманову.

К тому времени весь рынок госпрослушки поделили между собой всего два крупных игрока – «Цитадель» и компания «Норси-Транс». По словам гендиректора последней, Сергея Овчинникова, «Цитадели» досталось 60% от этого пирога, а «Норси-Трансу» — 40%. По оценке генерального директора Института исследований интернета Карена Казаряна, это соотношение скорее составляет 80 на 20, и здесь есть чему заинтересоваться  Федеральной антимонопольной службе, вот только в нее «вряд ли кто-то решится пожаловаться».

Золотой «пылесос»

Работа Черепенникова по объединению производителей прослушки в единую «Цитадель» предсказуемо озолотила причастных к ней. Трудно ведь придумать более «благоприятную для бизнеса» ситуацию, чем когда ты остаешься на рынке одним из двух производителей товара, который государство сделало обязательным.

Уже в 2018 году выручка «Малвин Системс», с которой, как мы помним, Черепенников начинал работу по строительству «Цитадели», увеличилась на 108% и достигла 1,7 миллиарда руб. «Основа Лаб» разбогатела несколько более «скромно» (на 67% или до 740,8 миллионов руб.), зато выручка ООО «МФИ Софт» увеличилась почти в 3 раза и составила 10,3 миллиарда рублей.

В 2019 году финансовые показатели «Цитадели» по-прежнему показывали «уверенный рост». Общая выручка холдинга увеличилась на 59%: до 9 миллиардов рублей. Чистая прибыль — возросла более чем втрое и достигла 7,9 миллиардов рублей.

Самому Черепенникову сделка с корпорацией Усманова помогла стать кандидатом на включение в список Forbes из 200 богатейших бизнесменов России. Forbes оценил его состояние в $540 миллионов.

При этом условия, в которых работает «Цитадель», трудно назвать рыночными: государство выступает в качестве основного заказчика компании  и является источником ее баснословного дохода.

По мнению исполнительного директора «Общества защиты интернета» Михаила Климарева, Черепенников с самого начала был номинальным «руководителем» «Цитадели». «Когда все компании на рынке были собраны этим «пылесосом», появился монополист и задача, поставленная перед Черепенниковым, была выполнена. Настает время отдать актив истинному владельцу. <…> Если бы изначально Усманов начал собирать эти активы, то советы директоров МТС, «Вымпелкома», Ростелекома и других компаний просто бы не одобрили сделки на покупку решений прямого конкурента».

«Цитадель» тем временем продолжает развивать взаимовыгодные отношения с чекистами. Летом 2019 года холдинг, например, инвестировал в стартап 23-летнего программиста Бориса Королева: компанию «Бастион», которая занимается «белым» хакингом, то есть тестированием компьютерных систем на уязвимость. Инвестицию крупной компании в стартап вчерашних выпускников можно было бы счесть за социальное предпринимательство, если не принимать во внимание тот факт, что Борис – сын Сергея Королева, начальника Управления собственной безопасности ФСБ, причастного ко множеству громких уголовных дел – от посадки экс-губернатора Кировской области до крупномасштабного расследования коррупции в МВД, стоившего погон и свободы генерал-лейтенанту Сугробову. Тогда станет ясно, что в этой инвестиции есть явные признаки конфликта интересов и коррупционной составляющей, ведь бизнес «Цитадель» слишком тесно связан с госбезопасностью.

Корпорация Усманова Mail.ru Group тоже охотно предоставляет возможности для развития «молодым и перспективным» наследникам известных фамилий. Так, специалистом по развитию бизнеса в компании работает Дмитрий Липов, сын главы Роскомнадзора Андрея Липова. Характерно, что назначение Дмитрия на должность состоялось летом 2019 года: именно тогда СМИ на основе инсайдерской информации начали писать о возможной причастности Липова-старшего к законопроекту о «суверенном Рунете».

Заказчиком работ по контролю за Рунетом выступает находящееся в ведении Роскомнадзора (то есть, Андрея Липова) ФГУП “Главный радиочастотный центр”. Именно через это предприятие РКН проводит свои основные закупки: например, исследование возможности блокировки информации в защищенной сети TOR или создание нового сетевого протокола для использования внутри России, которое позволит полностью изолировать нас от мирового интернета. Эти закупки нередко адресованы единственному поставщику, что делает их недоступными для посторонних зрителей.

Государственная пропаганда может сколько угодно уверять, что полицейские меры по контролю за интернетом необходимы для борьбы с терроризмом. Однако их реальные бенефициары – это не десятки миллионов россиян, а вполне конкретные люди, главным из которых является Алишер Усманов и руководство подконтрольных ему структур. О том, как реализация «пакета Яровой» и строительство «суверенного Рунета» связаны с бизнес-интересами российских олигархов, мы обязательно продолжим рассказывать и в наших следующих текстах.

Евгений Ветров