Как разрывают сети

Какими средствами разные государства борются со свободным интернетом

Все авторитарные государства стремятся контролировать интернет, но используют они для этого разные способы. Блокировка неугодного контента, фильтрация и замедление трафика, а также брутальные блэкауты сети, оставляющие без связи целые регионы с миллионами жителей – эти методы применяются правительствами в разных уголках земного шара. Мы разберем каждый из них и покажем, какой огромный вред они приносят.

Контент-фильтры

Программное обеспечение для контент-фильтрации используется на многих офисных компьютерах, в библиотеках, школах, интернет-кафе и игровых клубах. Оно позволяет владельцу компьютера запретить пользователю посещать сайты с нежелательной информацией. Однако похожая система может применяться правительством, чтобы лишить доступа к «запрещенной информации» целую страну.

В 2013 году организация «Репортеры без границ» назвала пять «корпоративных врагов Интернета»: это компании Amesys (Франция), Blue Coat Systems (США), Gamma (Великобритания и Германия), Hacking Team (Италия) и Trovicor (Германия).

Их клиентами становились правительства Туниса, Саудовской Аравии, Судана, ОАЭ, Кувейта, Бахрейна, Ирана, Омана, Мьянмы, Йемена. Купленное в демократических странах корпоративное ПО таким образом использовалось для нарушения прав человека и ограничения свободы информации.

Эти программы позволяют настраивать фильтрацию на основе десятков категорий и подкатегорий: например, «аборт» («за жизнь», «за выбор»), «инициативные группы» («государственная политика», «общественное мнение», «экономические отношения»), «наркотики» («марихуана», «вещества», «запрещенные субстанции»).

Как утверждают «Репортеры без границ», если посетитель интернет-кафе на Кубе вобьет в строке поиска слово из списка запрещенных, браузер автоматически закроется, а госбезопасность получит предупреждение.

Вместе с тем в работе подобных систем случаются и крупные сбои. Так в 2007 году в Тунисе оказался заблокированным видеохостинг Dailymotion, поскольку купленная правительством этой страны у калифорнийской компании Secure Computing программа SmartFilter ошибочно классифицировала его как порнографический.

Deep Packet Inspection

Напоминающие установленный на компьютере подростка «родительский контроль» программы – это прошлое десятилетие интернет-цензуры. Сегодня правительства, претендующие на контроль над сетью, прибегают к технологии DPI (Deep Packet Inspection – глубокий анализ пакетов). Согласно «закону Яровой», оборудование DPI стало обязательным для установки всеми российскими провайдерами с ноября 2019 года.

Технология DPI позволяет проводить продвинутый анализ сетевого трафика. Передаваемый по сети пакет данных состоит из заголовка и полезной нагрузки. До недавнего времени файрволы не могли анализировать содержимое пакетов в режиме реального времени. Образно говоря, обычный файрвол пропускал сетевую информацию пользователю в зависимости от надписи на конверте, а при помощи технологии DPI конверт можно вскрыть и оценить содержимое письма.

Технология DPI может применяться для предотвращения сетевых атак и распространения спама. В то же время ее можно использовать и для определения предпочтений пользователя и рассылки назойливой таргетированной рекламы. Что еще более опасно, многие государства более или менее активно применяют DPI для контроля над сетью. Среди них – не только Россия, но и Сингапур, Малайзия, Египет, Вьетнам, Сирия.

Китайское правительство использует DPI, чтобы не давать гражданам заходить на оппозиционные, религиозные или порнографические сайты. С территории Китая без анонимайзера невозможно посетить страницы с информацией о борьбе за независимость Тайваня и Тибета, Далай-Ламе или бойне на площади Тяньаньмэнь в 1989 году: устройства DPI автоматически их заблокируют по ключевым словам.

Многие помнят, что по всей Беларуси в дни массовых выступлений против фальсификации выборов интернет работал с чудовищными перебоями. Власти Беларуси тогда пытались неуклюже оправдаться тем, что никакой интернет якобы не отключали, а это, наоборот, им так пакостят из-за границы враждебные хакеры, дабы еще больше озлобить население.

На деле же, как полагают эксперты, белорусское оборудование DPI просто не справилось с колоссальным объемом трафика. Исполнительный директор российского Общества защиты интернета Михаил Климарев объяснил «Радио Свобода», что белорусским операторам связи запрещено самостоятельно обмениваться трафиком с зарубежными сетями. Для этого существует государственный провайдер «Белтелеком» и Национальный центр обмена трафиком (НЦОТ).

В день президентских выборов 9 августа 2020 года связь белорусского интернета с внешним миром оборвалась, и на короткое время в сети воцарился настоящий хаос: одни ссылки работали, другие выключались. Затем весь интернет-трафик внутри страны был замкнут на один-единственный узел связи. 

— Что это за узел – достоверно неизвестно, но известно, что в 2018 году НЦОТ объявил тендер на покупку оборудования для «глубокого» исследования интернет-трафика на 2,5 миллиона долларов, — рассказал Климарев. — Это серьезная сумма для такого оборудования. Речь идет о не самой большой стране, и я думаю, что правительство решило направить весь трафик через это оборудование для контроля за ним.

Весь белорусский интернет-трафик начал проходить через бутылочное горлышко: DPI-оборудование, которое проверяло каждый пакет данных и определяло, можно ли его пропускать. Ситуация осложнялась еще и тем, что порядка 80% этого трафика приходило в зашифрованном виде.

— DPI – это мечта спецслужб и регулирующих органов, которые думают, что могут поставить его и фильтровать «правильный» трафик от «неправильного», но когда стоит задача быстро что-то заблокировать, приходится блокировать все ковровыми методами. А у таких «ковровых блокировок» всегда неизбежно есть сопутствующий ущерб, и <…> приходится блокировать и сайты магазинов, и сервисы такси, и так далее, – убежден сетевой инженер и интернет-эксперт Павел Лунин.

По данным The Forbes, отключение интернета стоило экономике Белоруссии $56,4 млн в день. Российские власти в этом отношении пока ведут себя более благоразумно: в дни оппозиционных митингов они блокируют работу интернета только в конкретных точках города, чтобы мешать протестующим координировать свои действия. Впрочем, нам еще неизвестно, как они поведут себя, если протесты станут по-настоящему массовыми.

Технология DPI может также применяться для замедления работы определенных веб-сервисов: например, социальных сетей. Так, весной 2020 года правительство Вьетнама начало искусственно замедлять работу чрезвычайно популярного в этой стране Facebook после того, как руководство соцсети якобы нарушило их закон о кибербезопасности (отказалось удалять оппозиционные комментарии пользователей). В результате Facebook пошел на значительные уступки вьетнамскому правительству.

Как Роскомнадзор тормозил Twitter, мы уже подробно разбирали в одной из предыдущих статей.

Блэкаут

Как рассказал Reuters представитель Amnesty International в Западной Африке Франсуа Патюэль, африканский континент стал «новым полигоном для испытания авторитарных практик по ограничению доступа к интернету». Действительно, благодаря тому, что в странах к югу от Сахары интернет до сих пор дорог и труднодоступен, местным правительствам проще принимать репрессивные меры по контролю за сетью, которые затем перенимают «более цивилизованные» государства.

Так, в 2017-18 годах правительство Камеруна полностью отключило интернет в двух регионах страны с общим населением свыше 3,5 миллионов человек на беспрецедентные 240 дней. В Камеруне за прокладку оптоволокна по всей стране отвечает государственная компания Cameroon’s Telecommunications. Интернет-провайдеры (в том числе мобильные операторы) получают у нее лицензии на свою работу.

В Северо-Западном и Юго-западном административных регионах Камеруна сильны сепаратистские тенденции. В этих частях страны говорят по-английски, в то время как остальной Камерун франкоязычен. Когда страну в очередной раз начали сотрясать массовые волнения из-за языковой политики, правительство решило вопрос с координацией протестов через интернет радикально. От всех интернет-провайдеров в ультимативном порядке потребовали не предоставлять свои услуги на территории мятежных регионов.

Банкоматы перестали работать, а переводы через интернет сделались невозможны. Экономика англоязычных регионов понесла огромные потери: согласно подсчетам Африканского фонда цифровых прав, каждый день без интернета обходился им в 1,67 миллиона долларов.

Первое отключение сети продолжалось 93 дня: с 17 января 2017 года и продолжалось до 20 апреля. Правительство вернуло камерунцам интернет под давлением международного сообщества, предупредив, что в случае «неправомерного использования» снова его отключит.

Эту угрозу оно исполнило уже 1 октября 2017 года, когда люди в англофонных регионах начали выходить на улицы, чтобы отпраздновать символический день независимости. Повторный блэкаут продолжался до 28 февраля 2018 года.

Школьники без интернета не могли ни нормально обучаться, ни вовремя сдавать вступительные экзамены. Очень серьезный ущерб в результате отключений сети понесла «Силиконовая гора»: технологический кластер со множеством стартапов, расположенный в горной местности Юго-западного региона Камеруна. Эти компании заранее оплачивали как арендную плату, так и доступ к интернету, но государство и не подумало возместить им расходы. Многие камерунцы, которые не могли работать без интернета, в те дни стали «цифровыми беженцами»: им пришлось переехать в регионы страны, где не проходило массовых протестов.

На самом деле пример Камеруна выделяется только своей продолжительностью. Почувствовав угрозу, авторитарные правительства на любом континенте земного шара начинают препятствовать доступу к интернету, не считаясь ни с многомиллионными убытками, ни со страданиями собственных граждан.

Согласно отчету правозащитной организации Access Now, в 2020 году правительства 29 стран мира намеренно отключали интернет не менее 155 раз. В 28 случаях интернет отключался полностью. Власти Белоруссии, Азербайджана, Киргизии, Индии, Сирии и Ирана полностью отключили от сети как минимум один город.

Список государств, активнее всего боровшихся с интернетом, возглавила Индия: власти страны отключали его как минимум 109 раз. Все дело в том, что индийское правительство решило опробовать на 7 миллионах жителей бывшего мусульманского штата Джамму и Кашмир, закон об автономии которого был недавно исключен из конституции, метод усмирения хорошо известный гражданам Камеруна.

5 августа 2019 года под предлогом недопущения массовых беспорядков кашмирцам отключили все виды связи: не только интернет, но и телесигнал, и мобильную сеть. Мобильный сигнал, правда, вскоре снова стал доступен, однако интернет продолжал оставаться заблокированным. Блокировка, которую газета The Washington Post назвала «самой длительной в демократической стране», продолжалась 175 дней.

Газета описала, как кашмирцы ранним утром каждого дня до отказа набивались в поезд, едущий за 140 километров: в ближайший город, где наличествовал доступ в интернет.

За время блокады жители Кашмирской долины столкнулись с множеством малоприятных последствий. Владельцы аптек и магазинов заказывали свои товары через интернет, так что в регионе начался дефицит таких важнейших товаров как инсулин и детское питание. Рухнул весь бизнес, связанный с онлайн-доставкой и социальными сетями. Начали разоряться и предприятия столь важной для экономики Индии чайной промышленности, ведь они не могли отправить товар своим заказчикам вовремя. Некоторые люди, вероятно, заплатили за блэкаут в буквальном смысле жизнями, ведь врачи в сложных ситуациях не могли консультироваться с коллегами.

Наконец, 10 января 2020 года Верховный суд Индии признал тотальное отключение интернета в Кашмирской долине незаконным. В конце месяца власти распорядились возобновить доступ к мобильному интернету позапрошлого поколения 2G и создали «белый список» из нескольких сотен одобренных правительством веб-сайтов (соцсети в их число, разумеется, не вошли). После этого кашмирцы принялись массово устанавливать VPN (мы уже рассказывали о том, как важен этот сервис и как авторитарные правительства мира пытаются с ним бороться), несмотря на угрозы правительства об ответственности за обход запретов.

__________________________________________________________________

Наиболее радикальный метод борьбы со свободным интернетом – это физическое отключение или повреждение всех кабелей, по которым трафик приходит в страну из-за границы. Их количество зависит от размеров страны: в случае России речь будет идти о нескольких десятках. Спутниковый интернет, правда, уничтожить таким образом не получится, и для борьбы с ним потребуются специальные глушилки. В любом случае российское правительство вряд ли решится пойти на столь безумный шаг. В ближайшие годы нас ждет не отключение интернета, а его отделение от мировой сети и выстраивание «Суверенного Чебурнета» по китайскому образцу, о котором мы уже рассказывали.

Евгений Ветров