«Лига безопасного Чебурнета»

Как православный олигарх и дочь Елены Мизулиной подавляют свободу Рунета

Благодаря делу о пропаганде наркотиков, возбужденному по их доносу на журналиста Юрия Дудя, многим стало известно о существовании «Лиги безопасного интернета» . На деле же именно эта организация, основанная православным монархистом, владельцем телеканала «Царьград» и спонсором войны на Донбассе, Константином Малофеевым, стоит у истоков интернет-цензуры в России и ответственна за целую эпидемию онлайн-стукачества.

Активисты финансируемой «Лигой» «Кибердружины»  направляют в Роскомнадзор сотни тысяч запросов на запрет «экстремистских» постов в соцсетях, а также аниме, видеоигр и комиксов. Эти запросы нередко приводят к административным и уголовным делам.

Как «Лига безопасного интернета» едва официально не заняла место Роскомнадзора, кто делает карьеры на имитации поиска детей, пропавших без вести, и почему блогерство будет становиться в России все более опасным занятием – читайте в нашем исследовании.

«Полное искоренение опасного контента»

Учредителями «Лиги безопасного интернета» в 2011 году стал принадлежащий Константину Малофееву фонд Marshall Capital Partners вместе с несколькими интернет-провайдерами. 44-летний Малофеев на тот момент владел 10% акций «Ростелекома» и входил в совет директоров этой фирмы.

«Лига» объединила под своим крылом несколько уже существующих организаций, занятых искоренением противоправного контента в сети: РОЦИТ, «Дружественный интернет» и Центр безопасного интернета. Эти НКО собирали ссылки на детскую порнографию, «пропаганду наркомании, насилия, фашизма и экстремизма» и передавали в правоохранительные органы.

Как вспоминал пиар-специалист Виктор Майклсон, которому предлагали заниматься развитием «Лиги», изначальной целью проекта было противодействие педофилии, экстремизму и гомосексуализму. От борьбы с гомосексуализмом Малофеева удалось отговорить.

Хотя «Лига» позиционировала себя как неправительственную организацию, ее попечительский совет возглавил действовавший на тот министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев. Другими участниками попечительского совета стали представители силовых ведомств и крупных операторов связи («ВымпелКом», «Ростелеком», «Мегафон»), а также Евгений Касперский, Елена Мизулина (на тот момент депутат Госдумы) и губернатор Костромской области Сергей Ситников.

Малофеев утверждал, что занялся проектом «Лиги» по просьбе «очень известного православного общественного деятеля», вероятно, намекая таким образом на архимандрита Тихона, которого многие считают духовником Владимира Путина. Прихожанами Тихона также называют Щеголева и его заместителя Александра Жарова, ушедшего затем на пост главы Роскомнадзор и занимавшего его с 2012 по 2020 годы. Поддержка влиятельных чиновников помогла Малофееву, отличавшемуся далеко не безупречной репутацией (он несколько лет судился с банком ВТБ по делу о кредитном мошенничестве, а экс-министр связи Леонид Рейман обвинил его в скупке акций «Ростелекома» по нерыночной цене) стать одной из ключевых фигур строительства Суверенного Рунета.

Манифест «Лиги» гласит, что ее основная цель – «полное искоренение опасного контента в сети Интернет путем саморегуляции профессионального сообщества, участников интернет-рынка, во избежание введения цензуры». Поверить в это может только очень наивный человек: с самого своего основания эта организация сотрудничала с государством, помогая давить на провайдеров и делать Рунет максимально несвободным пространством.

Именно на основе сформированного ей перечня интернет-страниц с «опасным контентом» Роскомнадзор создал Единый реестр запрещенных сайтов. «Лига» разработала поправки к закону «О защите детей», предлагавшие создание такого реестра, в декабре 2011-го. Летом следующего года Елена Мизулина вместе с другими депутатами внесла соответствующий законопроект в Госдуму. В ноябре Единый реестр заработал. Получив возможность внесудебной блокировки информации, Роскомнадзор немедленно использовал ее, чтобы запрещать онлайн-библиотеки и энциклопедии и утверждать в российском сегменте сети цензуру, а вовсе не для мифической «защиты детей».

«Кибердружины»

Другая сторона деятельности «Лиги» помимо лоббирования интернет-цензуры – это непосредственная борьба с «запрещенным контентом», ради которой организация содержит целую армию «кибердружинников». На официальном сайте «Лиги» указано, что в «Кибердружине» состоит более 20 тысяч добровольцев со всей России и стран СНГ. Благодаря их тщательному мониторингу интернета заблокированы сотни сайтов и «раскрыты сотни уголовных дел по фактам распространения детской порнографии, сексуального насилия над детьми и других преступлений».

По словам сооснователя «Роскомсвободы» Артема Козлюка «кибердружинники» направляют в «Роскомнадзор» сотни тысяч запросов: «что они нашли то „детскую порнографию“ в лице аниме, хентая или еще каких-то комиксов, то пропаганду наркотиков в играх, фильмах, то экстремизм в каких-то материалах».

Изначально «кибердружинники» занимались ловлей педофилов «на живца»: создавали в соцсетях аккаунты от лица детей, вступали в переписку и договаривались с подозрительными людьми о встрече. Денис Давыдов, занимавший в то время пост исполнительного директора «Лиги», уверял журналистов, что в среднем спустя два дня после создания в сети своей странички ребенку уже начинают поступать «неприличные предложения».

В 2013 году «кибердружина» встала на защиту россиян от хентай-анимации: благодаря их усилиям 13 японских рисованных порномультфильмов приравняли к настоящей детской порнографии. В 2014-ом активисты нашли запрещенные ролики на личной страничке «ВКонтакте» у жителя Вологды. Мужчина в результате получил 3 года условно.

В том же году Давыдов призвал «кибердружинников» занять активную позицию в социальных сетях и не оставаться в стороне, когда против России развязана информационная война (проще говоря, «флудить» в дискуссиях верноподданническими комментариями наподобие того, как это делают работники знаменитой петербургской «Фабрики троллей»): «Если кибердружинник где-то натолкнется на сомнительное высказывание, он должен развенчать его. Нашим оружием в развернутой против России информационной войне должна быть не ложь, а правда».

Под руководством Давыдова «кибердружинники» начали проводить в школах уроки «безопасного интернета»: 573 очных занятия состоялось, согласно отчету «Лиги», в 2016 году (информация за более актуальный период недоступна на сайте организации). В 2019-ом «Лига» получила от государства грант в размере 11 миллионов рублей на проведение акции «Месяц безопасного интернета»: уроков для школьников из 10 субъектов РФ, где тех научат правильно реагировать на сетевые угрозы.

Помимо того, кибердружинники, не покладая рук, борются с фейками. Если верить их собственному сайту, весной 2020 года «Лига» разоблачила более 7700 фейков о коронавирусе. Летом, работая почти в круглосуточном режиме – зафиксировали свыше 4000 фейков о голосовании по поправкам в Конституцию. Наконец, в ноябре и начале декабря специалисты выявили 1476 фейков о вакцинации.

Согласно отчетам «Лиги», в 2019 году на организацию работы «кибердружины» было потрачено 965 000, а в 2020 – 537 000 рублей. Все ли «дружинники» работают на волонтерских началах, и какая часть этих денег ушла им на выплаты – вопрос открытый.

Мизулина-младшая на страже безопасного интернета

В апреле 2018 года «Лигу Безопасного Интернета» возглавила дочь одиозного сенатора Елены Мизулиной, 29-летняя Екатерина. Она начала карьеру в качестве переводчика с китайского языка на Олимпиаде 2008 года в Пекине, а в 2011 пришла на работу в принадлежащий Константину Малофееву благотворительный Фонд Святителя Василия Великого.

Работу в «Лиге» Екатерина совмещает с должностью исполнительного директора «Национального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям», еще одного проекта, аффилированного с Малофеевым. Этот «Центр», созданный в 2014 году при участии православных благотворительных фондов, «Лиги безопасного интернета» и телеканала «Царьград», как указано на их сайте, обучает волонтеров и помогает поисково-спасательным отрядам в розыске пропавших детей. В официальном отчете «Центра» говорится, что в 2019 году в организацию поступило 2698 заявок на поиск, и удалось найти живыми 2113 детей. Этому якобы помогают «широкомасштабные поисковые операции с привлечением сотен добровольцев».

В действительности же об опыте взаимодействия с этим НКО крайне отрицательно отзывались и полиция, и «Лиза Алерт», и ассоциация волонтерских организаций «Поиск пропавших детей». Все они отмечали, что «Центр» имитирует полезную деятельность и занимается только самопиаром.

«Я понял, что им пропавшие дети безразличны, что они обещают помощь и ничего не делают. <…> Чему они могут обучать, если я ни разу не видел их на поисках детей? Конечно, мы безумно рады любой помощи, но от этой организации за четыре года мы ее вообще не получили», — рассказал «Таким Делам» полковник полиции Дмитрий Пичугин.

В должности руководителя «Лиги» Екатерина Мизулина продолжает политику, которую в Совете Федерации проводит ее мать: призывает к ужесточению цензуры и вмешательству в частную жизнь россиян.

Так, в начале текущего года Екатерина предложила бороться с призывами выходить на акции в поддержку Алексея Навального, якобы распространяющимися среди несовершеннолетних в Twitter и TikTok, вплоть до ограничения трафика этих социальных сетей.

Минувшей весной «Лига» попросила МВД проверить на предмет пропаганды наркотиков интервью журналиста Юрия Дудя с рэпером Моргенштерном и блогером Ивангаем, где те рассказывают об опыте употребления запрещенных субстанций. По статье о пропаганде наркотиков с помощью интернета Дудю грозит штраф до 1,5 миллионов рублей.

11 июня на круглом столе Общественной палаты Екатерина Мизулина заявила, что 53 миллиона аккаунтов россиян в социальных сетях находится под влиянием деструктивного контента (если учесть, что в России проживает всего 144 миллиона человек, выходит, что деструктивный контент воздействует более чем на треть жителей нашей страны). 9,5 миллионов этих аккаунтов принадлежат подросткам и детям. По данным «Лиги безопасного интернета», каждый второй несовершеннолетний в стране подвергается в социальных сетях «активному деструктивному воздействию»: травле, пропаганде экстремизма, наркомании и массового убийства.

Мало того, сотни блогеров систематически и безнаказанно призывают россиян попробовать наркотики. «На самом деле это не только один-два блогера, в отношении которых мы направляли обращения, — это более 200 блогеров, которые занимаются системной пропагандой наркотических веществ и делают это уже более года», — заявила Мизулина.

Из этих слов уже понятно, что на достигнутом «Лига» не остановится и будет добиваться запрещения все нового контента и возбуждения все новых дел.

На сайте «Лиги» можно, например, найти высказывание их руководителя о том, что просмотр аниме «полностью меняет психику ребенка» и может привести к «парным суицидам», а выступая в 2019 году на форуме безопасного интернета, Екатерина Мизулина сказала: согласно ее убеждениям, «чем больше прав, тем больше несвободы».

Амбиции Константина Малофеева по контролю за Рунетом тоже простирались куда дальше, чем владение несколькими НКО, пусть и приближенными к власти. Как писал «Коммерсант» со ссылкой на одного из менеджеров «Ростелекома», задолго до «закона Яровой» Малофеев и его влиятельные покровители в правительстве лоббировали запрет неугодных власти сайтов и обязательную фильтрацию провайдерами трафика посредством технологии DPI.

Согласно замыслу Игоря Щеголева, провайдеры должны были по умолчанию предоставлять доступ в «белый интернет», очищенный от детской порнографии, «информации о наркотиках, экстремизма, оскорблений политических деятелей и религиозных чувств и суицида». С этой целью «Ростелеком» еще в 2012 году начал втайне от конкурентов устанавливать на своих мощностях аппаратуру DPI. Когда закон о «белом интернете» вступил бы в силу, у других провайдеров не нашлось бы денег на закупку дорогостоящего оборудования, так что им пришлось бы закупать уже «очищенный» трафик у «Ростелекома».

Вести реестр запрещенных сайтов «Лига» тоже изначально должна была самостоятельно, так что Малофеев фактически превратился бы в главного интернет-цензора страны. Помешал этому тогдашний премьер Дмитрий Медведев, назначив на пост министра связи Николая Никифорова, а тот резко воспротивился решению своего предшественника и наделил цензурными функциями Роскомнадзор, оставив «Лиге» функцию интернет-стукача.

Сейчас «Лига безопасного интернета» утверждает, что борется с фейками и защищает детей, однако настоящим фейком является то, что эта организация, как и «Центр помощи пропавшим», приносит своими действиями хоть какую-то пользу. В то же время, работая в паре с «Роскомнадзором», структуры Малофеева способны причинить россиянам еще массу вреда.

Евгений Ветров