ЧЕРЕДА СЛУЧАЙНЫХ СОВПАДЕНИЙ

Президент России Владимир Путин, справа, и президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев пожимают друг другу руки после совместной пресс-конференции по итогам переговоров в Кремле в Москве, Россия, четверг, 10 февраля 2022 года. (Сергей Гунеев, Sputnik, Фото Кремлевского пула через AP)

Бывают в жизни совпадения. Вот например, поговорил 4 июля президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев по телефону с президентом Европейского совета Шарлем Мишелем и сказал, что Казахстан готов использовать свой нефтегазовый потенциал для стабилизации мирового и европейского рынков углеводородов. На следующий день Приморский районный суд Новороссийска постановил остановить работу каспийского трубопроводного консорциума (КТК) на 30 суток. Выяснилось, что обнаружены экологические нарушения в работе трубопровода и это может нанести непоправимый вред черноморскому побережью.

Остановка работы терминала — результат разлива нефти, произошедший под Новороссийском в 2021 году. Нефтяное пятно площадью 200 кв. метров быстро убрали, неисправности в трубопроводе починили. Но после 24 февраля из Казахстана стали приходить тревожные сообщения, что, мол, К.Ж. Токаев что-то не то говорит в приватных разговорах про спецоперацию, неправильно воспринимает освободительную миссию России. И 22 марта выяснилось, что в результат шторма «повреждено оборудование выносных причальных устройств на морском терминале под Новороссийском».

Транспортировка нефти, в том числе казахстанской, была приостановлена на два месяца. Так как акционерами КТК являются не только Россия (24%) и Казахстан (19%), но и крупные нефтяные компании Chevron и Exxon, владеющие, соответственно, 15 и 7 процентами его акций, их представители намеревались провести собственную инспекцию исправности оборудования. У них возникли сомнения относительно утверждений об об ущербе, причинённым штормом. Руководство нефтяных гигантов почему-то связывало срочные ремонтные работы и остановку транспортировки топлива с принятыми санкциями из-за вторжения России на Украину. Однако, российская сторона до осмотра места происшествия  представителей Chevron и Exxon не допустила.

Осмотреть морской терминал позволили представителям Казахстана. Они оценили ущерб примерно в 218-327 миллионов долларов. К концу апреля все технические неполадки были устранены.

Но всем известно — русские просто так не сдаются! 6 мая Южное управление Ространснадзора провело выездную проверку КТК, по итогам которой выявило «документарные нарушения по плану ликвидации аварийных разливов нефти» и обратилось в Приморский районный суд Новороссийска о приостановлении деятельности КТК.

Казалось бы, над Казахстаном нависла угроза удара по бюджету страны, так как через Новороссийск проходит 80 % нефтяного экспорта республики. Это 67 млн тонн в год.

Но тут случился Петербургский международный экономический форум, на котором К.Ж. Токаев отказался признавать «квазигодурства» ЛНР-ДНР.

Это был нож в спину северного соседа и старшего брата. Уже на следующий день у берегов Новороссийского терминала КТК вплыли мины времен Великой Отечественной войны. Спустя сутки сорвались с якорей и приплыли к терминалу КТК противокорабельные мины из Одессы.

Понимая серьезность намерений российской стороны, казахские нефтяники 23 июня подтвердили готовность оплатить подтвержденный апелляционным судом штраф в 5,3 миллиарда рублей за разлив нефти в Черном море летом 2021 года.

Но надо же! 4 июля К.Ж. Токаев поговорил по телефону с президентом ЕС Ш. Мишелем. После этого Приморскому районному суду Новороссийска ничего не оставалось, как принять единственно верное справедливое решение — приостановить деятельности КТК на 30 суток.

О чем это говорит? О том, что президент Казахстана К.Ж. Токаев не помнит добра, не думает о тех, кто пришел к нему на помощь в часы испытаний, не печется о благополучии своей республики. Иначе, как еще объяснить, что глава Казахстана призвал Евросоюз к сотрудничеству по развитию новых трансконтинентальных транспортных коридоров в обход России. «Казахстан мог бы внести свой вклад, играя роль своего рода «буферного рынка» между Востоком и Западом, Югом и Севером», — заявил К.Ж. Токаев.

Ограничивая экспорт нефтепродуктов, Россия «стреляет себе в ногу», потому что тоже несет убытки. Но финансовая выгода отходит на второй план, потому что тем самым убивается сразу три зайца.

  1. Возрастает напряженность на мировом рынке, что ведет к увеличению цен на нефть.
  2. Преподается важный урок Казахстану. К.Ж. Токаев должен понять, что Россия не просто северный сосед, но и влиятельный экономический партнер, без которого им не обойтись.
  3. Бьет по западным нефтяным консорциумам, которые несут убытки от остановки работы КТК. Помимо Chevron и Exxon акционерами консорциума являются американские, британские, итальянские компании и даже государство Оман.

Блокада экспорта 80 % нефти грозит серьезными экономическими последствиями для Казахстана. Это не только недополученные в бюджет сотни миллионов долларов, но и большие проблемы с хранением сырой нефти. В ближайшее время ее просто негде будет хранить. Закрывать нефтяные скважины очень дорого и экономически невыгодно. Строительство новых нефтепроводов в обход России займет, по оценкам специалистов, минимум три-четыре года.

Таким образом В. Путин поставил казахского коллегу перед серьезным выбором. Этот кризис должен или как-то разрешится или усугубится. Пойдет ли К.Ж. Токаев на уступки или российская сторона смирится со строптивостью соседей?

Последнее слово за Приморским районным судом Новороссийска. 5 августа он или отменит свое решение или продлит.

Лев Шмелев

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x