СОТВОРИТЕЛЬ СЕКРЕТОВ

На этой фотографии, взятой из видео, предоставленного Московским городским судом, Иван Сафронов, советник директора российской государственной космической корпорации, справа, стоит в зале суда перед началом судебного заседания в Москве, Россия, понедельник, 5 сентября 2022 года. Суд в Москве в понедельник признал бывшего журналиста виновным в государственной измене и приговорил его к 22 годам колонии строгого режима, завершив судебный процесс, который многие считают политически мотивированным. Сафронова обвинили в передаче военных секретов чешской разведке и информации о российских военных гражданину Германии. Бывший журналист настаивал на своей невиновности. (Московский городской суд через AP)

В понедельник 5 сентября Мосгорсуд приговорил бывшего журналиста «Коммерсанта» и бывшего советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова к 22 годам колонии строгого режима по делу о госизмене по ст. 275 УК РФ и штрафу в 500 тыс. руб. Обвинение просило приговорить его к 24 годам. Сам И. Сафронов вину не признал.

Журналист был задержан и арестован 7 июля 2020 года. Все это время он находился в следственном изоляторе Лефортово. Его обвиняют в двух эпизодах сотрудничества с чешской и германской разведкой. Расследование дела было засекречено и пока шло следствие адвокаты И. Сафронова не могли узнать, в чем же все-таки их подзащитного обвиняют. Подробности стали известны, когда спустя два года было предъявлено обвинение.

В этом деле много секретов. Но главный секрет — в чем же все-таки обвиняют И. Сафронова? Какие секреты мог выдать журналист, не имеющий доступа к гостайне, секретным материалам и засекреченной информации. На допросах даже свидетели обвинения утверждали, что никакой госизмены не было, а И. Сафронов занимался исключительно журналистикой.

И все-таки, исследуя материалы, ставшие достоянием гласности, становится понятным, почему И. Сафронова приговорили к 22 годам «строгача». Решающую роль в его судьбе сыграли два фактора.

Во-первых, он попал в жернова контрразведки и несколько лет их работы не могли для него закончится благоприятно.

Во-вторых, В. Путин обвинил его в предательстве уже через полгода после ареста, когда только шло следствие и этот вердикт сразу определил будущий обвинительный приговор Мосгорсуда.

Итак, первое. Иван работал в «Коммерсанте» и писал о российской армии и о проблемах ВПК. Последние три месяца перед арестом он был советником главы «Роскосмоса» Д. Рогозина. За ним следили с 2014 года, а по некоторым данным с 2012-го. В течение нескольких лет его «слушали» дома, «слушали» все его мобильные телефоны, контролировали с кем он встречается.

Не могла же российская контрразведка признаться, что все эти восемь или десять лет были потрачены в пустую и «объект разработки» оказался ложной целью. Сколько человеческих и финансовых ресурсов было потрачено за эти годы! И что — все зря? Так не бывает. За это могут и спросить. Ведь генералы каждый понедельник получали доклады о результатах разработки «объекта». Оперативники им докладывали что-то обнадеживающее, что, мол, «объект» встречается с тем-то и тем-то, а они носители секретов, поэтому наблюдение надо продолжить. «Объект» интересуется последними разработками ВПК и пишет об этом в «Коммерсанте». Вывод? Значит «объект» — шпион.

В ответ опера получали команду: «продолжить наблюдение». И так из года в год пока «объект» не перешел на работу в «Роскосмос».

Очень странно, что он прошел жесточайшую спец проверку и его допустили к этой работе, прекрасно зная, что он несколько лет находится в разработке, как подозреваемый в шпионаже. Почему? Значит это было кому-то нужно. Заметим, что и после этого его не сразу задержали. И. Сафронов проработал в супер секретной структуре три месяца. Скорее всего, его хотели задержать с поличным, когда он куда-то полезет, начнет ксерокопировать-перефотографировать карты-схемы, попытается что-то узнать…

Вероятно, в контрразведке и правда поверили, что их «объект» — вражеский шпион.

Еще вариант, что советника главы «Роскосмоса» арестовали, чтобы убрать Д. Рогозина. Представляете, как В. Путину факт ареста И. Сафронова доложили?

«Товарищ верховный главнокомандующий! У главы «Роскосмоса» шпионы советниками работают!»

В пользу этой версии говорят два факта. Д. Рогозина все-таки в последствии сняли. А сам В. Путин, отвечая на вопрос об аресте И. Сафронова заявил: «Ну, его же осудили (президент очень поторопился, так как сказал это в декабре 2020 года через полгода после ареста журналиста — прим. авт.) не за то, что он работал журналистом, а за период его работы в качестве советника в «Роскосмосе».

Второе. Президент РФ отвечая на вопрос журналистов о И. Сафронове сказал: «Вообще госизмена, конечно, — это тяжкое преступление, как любое предательство.

Это предательство своего народа, и предатели должны понести суровое наказание за все, что они делают».

Слова президента России сразу же поставили точку в деле И. Сафронова. Это был заблаговременно вынесенный обвинительный приговор с очень большим сроком. Наказание должно быть «суровым», как сказал президент. Значит тот, кто докладывал В. Путину о деле И. Сафронова врал. Врал, что он шпион, враг народа и, конечно же, виновен!

Следователям ФСБ оставалось только подвести под этот тезис доказательную базу. Они и подводили, как могли, не обращая внимание на права подозреваемого, на требования адвокатов.

В список свидетелей не было включено ни одного из более чем 40 указанных защитой И. Сафронова лиц. Ни одного! 

В судебное заседание не было вызвано 29 свидетелей и более 10 экспертов-специалистов, участвовавших в расследовании дела, на вызове которых настаивали адвокаты И. Сафронова. Как ни странно, но большинство из них уже были допрошены следователем. 

По версии следствия И. Сафронов сотрудничал со спецслужбами стран НАТО, за что, в частности, получил 248 долларов от политолога Демури Воронина, который также проходит по делу о госизмене. Следствие считает агентом чешской разведки коллегу и приятеля И. Сафронова — Мартина Лариша, который работал в Москве с 2010 по 2012 год в качестве корреспондент газеты «Lidové noviny». Затем М. Лариш выпускал распространяемый по подписке информационный дайджест о безопасности. Для этого бюллетеня писал материалы И. Сафронов.

Сотрудники ФСБ считают, что обвиняемый был завербован спецслужбами Чехии в 2012 году, когда ему было 22 года, в 2017-м по их заданию передал секретные сведения «о военно-техническом сотрудничестве России с одним из североафриканских государств и действиях российских вооруженных сил на Ближнем Востоке». По версии следствия, конечным получателем этой информации были США.

Давайте сразу называть вещи своими именами. Не было еще в истории разведок мира, чтобы шпиону за информацию платили 248 долларов! По курсу тех лет это где-то 7 500 рублей. Не смешите, товарищи контрразведчики. Никто Родину за такие деньги не продает. Это очень напоминает гонорар за статью. Что вполне может быть.

А теперь про «секретные сведения» о военно-техническом сотрудничестве «с одним из североафриканских государств».

Благодаря уголовному делу в отношении И. Сафронова это уже не секрет полишинеля.

В марте 2019 года в «Коммерсанте» вышла заметка, написанная Иваном в соавторстве с Александрой Джорджевич, о поставках российских самолетов Су-35 Египту. В материале про истребители говорилось, что Москва и Каир подписали соглашение о поставке «свыше двух десятков» самолетов примерно на два миллиарда долларов. Источниками информации были указаны два анонимных топ-менеджера предприятий оборонной промышленности.

После этого текста за журналистом начали следить в рамках дела о гос измене. Хотя в тот же день агентство «Интерфакс» со ссылкой на собственный источник сообщило, что «производство самолетов для Египта уже идет». Информацию процитировали многие российские издания.  

Гнев контрразведки вызвало то, что информация была не для общего пользования. Но для журналиста и редакции большая удача, когда их сообщение подхватывают другие издания. Это называется эксклюзив.

Однако материал прочитали и заказчики Су-35, не желающие, чтобы о сделке узнали в США. В тот же день атташе Египта по вопросам обороны в Москве бригадный генерал Мохамед Манси написал письмо в российскую Федеральную службу по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) и попросил российскую сторону «принять все необходимые меры и действия для заявления об отрицании такой вышеуказанной новости». Статью из интернет версии газеты «Коммерсант» удалили.

Но это еще не все. Вскоре в ФСВТС получили второе письмо от главы управления вооружения министерства обороны Египта генерал-майор Тарека Саад Заглюль. Он сообщал, что статья И. Сафронова застала начальника генштаба вооруженных сил Египта во время визита в США, и тот оказался в неловком положении.

Возникшая ситуация подвергала Египет серьезному риску попасть под американские санкции по закону CAATSA от 2017 года. Он был направлен против стран, покупающих вооружение у России.

Это был скандал. Генерал-майор Т.С. Заглюль упрекал ФСВТС, что египетская сторона не раз просила российскую «предпринять меры безопасности по не размещению информации, касающейся сфер военного сотрудничества и всех контрактов». В материалах дела эти письма есть. Во время суда тема поставок Су-35 не поднималась. Следствию несомненно было важно выяснить кто именно слил информацию журналисту «Коммерсанта». (100 процентов уже выяснили.)

Так невольно И. Сафронов поставил под угрозу сделку на два миллиарда долларов. Это стало серьезной угрозой для всего российского бизнеса по экспорту вооружений, исчисляемого десятками миллиардов долларов. В то время шла серьезная борьба за рынки сбыта между США и Россией именно на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Можно представить реакцию руководителей ВПК России, вице-премьера Ю. Борисова, директора ФСБ А. Бортникова. Могли ли они оставить без последствий этот поступок И. Сафронова? Нет, конечно. Они понимали, что если оставить парня на свободе, он еще не такое «натворит»… Может, совсем не случайно ему поступило предложение о работе в «Роскосмосе»? Вполне возможно, что против него там готовилась какая-нибудь провокация с секретными документами и его хотели подставить, но что-то пошло не так?

В деле И. Сафронова многое пошло не так.

Начиная с того, что все секретоносители, с которыми общался И. Сафронов, заявили на допросах, что никакой секретной информацией они журналистом не делились, хотя он и интересовался некоторыми закрытыми сведениями. Сразу возникает вопрос, что он продавал чешской и германской разведке?

Сам он по этому поводу заявил: «Выдвинутое против меня обвинение не содержит описания вмененных мне в вину действий. В обвинении начисто отсутствует указание на то, какие конкретно сведения, составляющие государственную тайну, я якобы передавал представителю иностранного государства и иностранной организации. Нет такого описания и в обвинительном заключении…Мне непонятно предъявленное обвинение в части якобы получения мной от «преступной деятельности» «незаконного» и «преступного» дохода. Пусть мне объяснят, о каких деньгах идет речь, пусть мне скажут, где, когда и за что я их получил».

А правда, покажите, докажите, где, когда и у кого он брал деньги? Этого в материалах дела нет.

Следствие не смогло доказать сам факт измены согласно правовым и юридическим нормам. Все доказательства построены на домыслах, дескать он мог…

В судебном заседании И. Сафронов заявил: «Предъявленное мне обвинение не содержит указания на то, у кого, когда, при каких обстоятельствах и какие сведения, составляющие государственную тайну, я якобы собирал. Отсутствует подобное описание и в обвинительном заключении».

Главный свидетель обвинения Д. Воронин в судебном заседании от своих показаний отказался. Не странно ли это?

Может быть, этот приговор — примитивная, но очень злая и жестокая месть журналисту?

Алексей Шкиттин

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x